Коллегия адвокатов в Новосибирске
Новосибирск,
Семьи Шамшиных, 12

Журнал LEADERSTODAY опубликовал интервью с Екатериной Таргонской «Я за реформу»

По мнению адвокатов, сложившийся рынок юридических услуг требует серьезных перемен. В профессиональных обсуждениях, что давно переросли в острые споры и радикальные предложения, всё чаще и чаще звучит слово «реформа».

LEADERSTODAY: На ваш взгляд, насколько целесообразна реформа рынка юридических услуг?

Екатерина Таргонская: Давайте посмотрим на ситуацию со стороны статистики. Рынок юридических услуг обширен. Согласно информационной справке о состоянии адвокатуры и адвокатской деятельности в 2017 году, размещенной на официальном сайте Федеральной палаты адвокатов РФ, численность юридического сообщества увеличилась до 79 839 адвокатов, из них более 73 тысяч имеют действующий статус. Учреждено и действует 26 648 адвокатских образований, в том числе коллегий адвокатов, адвокатских бюро и юридических консультаций. И это без учета юридических компаний без адвокатского статуса и in-house-юристов, то есть юрисконсультов, работающих на частных и государственных предприятиях. Подобное разнообразие организационных форм юридического консультирования связано с наличием условий минимального правового регулирования. Проще говоря, законодательство, затрагивающее деятельность адвокатов, себя изжило, поскольку позволяет регулировать деятельность только малой части юридического сообщества.

Один из известных адвокатов уже предлагал вариант лицензирования юридической деятельности для участия в судебных спорах? Это поможет?

Это весьма актуальная тема. На мой взгляд, простое лицензирование не может защитить граждан от непрофессионализма и недобросовестности определенной категории адвокатов. К сожалению, это всего лишь одна из множества проблем, с которыми сейчас приходится сталкиваться в юриспруденции. И решение вопроса по лицензированию для участия в судебных спорах, по большому счету, не изменит общей ситуации. Нашей стране нужна настоящая адвокатская реформа.

На сегодняшний день Министерством юстиции разработана уже вторая версия концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи. Конечно, такой документ, вызывающий споры, делящий профессиональные круги на противников и сторонников, не может быть принят за один день. Но хочется надеяться, что реформа начнется в сроки, предлагаемые Минюстом.

Насколько вторая версия лучше первой?

Новая версия получилась более взвешенной, в ней тщательно проработана бизнес-составляющая реформы, учтена при этом позиция не только адвокатского сообщества, но и юристов, практикующих вне адвокатуры. Кроме этого, концепция направлена на повышение уровня правовой защиты граждан, устранение ограничений для работы адвокатов, недопущение низкоквалифицированных юристов к оказанию юридических услуг. Искренне надеюсь, что после проведения реформы система профессиональной правовой помощи будет отвечать общепризнанным международным стандартам.

Почему возник такой резонанс вокруг низкой квалификации юристов и недобросовестного оказания юридических услуг при участии в судебных спорах?

На мой взгляд, лицо, оказывающее профессионально помощь в суде, обязательно должно обладать статусом адвоката. И понятие статуса — это положение, которому соответствуют определенные требования. Сегодня в нашей стране адвокат обязателен только на слушание уголовных преступлений, в остальных случаях, например, при рассмотрении гражданских дел, он, конечно, рекомендуется, но защиту может осуществлять любой юрист или просто доверенное лицо. Естественно, такая ситуация очень часто приводит к нарушению прав доверителя, которых непрофессиональные или недобросовестные так называемые юристы, или просто дилетанты, подводят из-за незнания элементарных вещей.

В данном отношении мне более близка система защиты, существующая в Великобритании, где в суде может работать только адвокат и больше никто, независимо от рассматриваемого дела и желания доверителя.

Несколько слов о новосибирском рынке юридических услуг. Как на него может повлиять реформа?

Полагаю, в случае реализации реформы значительно повысится уровень качества за счет регулирования рынка юридических услуг и сокращения числа участников, не отличающихся добросовестностью, которые уже не смогут работать бесконтрольно.

На сегодняшний день Адвокатская палата НСО уделяет пристальное внимание качеству адвокатских услуг. Совет адвокатской палаты НСО рассматривает все поступающие жалобы, и в случаях выявления факта недостойного поведения или ненадлежащего оказания услуг к адвокату применяются различного рода дисциплинарные взыскания.

Адвоката могут лишить статуса?

Да, но тем парадоксальней ситуация, что даже лишенный статуса адвокат может продолжать работать в судах, в том числе и на рассмотрении уголовных дел.

Как это?

Он может представлять интересы потерпевшей стороны. Это не запрещено. При таком раскладе реформирование необходимо, чтобы не только изменить сложившуюся ситуацию, но и вернуть доверие к профессии, подорванное теми, на кого не распространяется этический Кодекс адвокатуры.

Что нужно делать, чтобы не попадать в ситуацию юридической недобросовестности?

Кодекс профессиональной этики адвокатов не позволяет комментировать работу коллег или указывать на приоритет одного юриста перед другим.

Между тем могу порекомендовать обращаться за помощью к участникам юридического или адвокатского сообществ, которые не только давно известны на рынке юридических услуг, но и зарекомендовали себя как добросовестные специалисты.

Может ли реформа отразиться на таком понятии, как адвокатская тайна?

В этом вопросе однозначного ответа нет. Тема адвокатской тайны уже сейчас находится в щекотливом положении. С одной стороны, обращаясь за юридической помощью, человек изначально рассчитывает на защиту своих интересов, а адвокат, оказывая услуги, обязан соблюдать конфиденциальность и не разглашать информацию, полученную от своего доверителя.

С другой стороны, Росфинмониторинг, осуществляя контроль за выполнением юридическими и физическими лицами законодательства РФ о противодействии легализации доходов, полученных преступным путем, настоятельно рекомендует адвокатам, используя систему личных кабинетов, своевременно информировать правоохранительные и другие органы о фактах преступления черты закона.

В результате получается парадокс, когда исповедовавшегося священнику на пороге церкви в объятья принимают представители правоохранительных органов.

Искренне хочется надеяться, что реформа не усугубит уже и так непростую ситуацию с адвокатской тайной, о чем постоянно говорят противники изменений, а отрегулирует процесс, перестав делать из юристов буридановых ослов.

Нужно помнить, что для адвоката важно его имя и репутация, которая формируется годами. И с этим нужно считаться.

https://leaderstoday.ru/archive/2018/7/ya-za-ryeformu.html